РАВВИН МАКС ВЕРТХАЙМЕР

http://www.messianicjudaism.me/yinon/files/Max-Werthheimer.jpgРАВВИН МАКС ВЕРТХАЙМЕР   

 (1863-1941)   

   

Мои родители были ортодоксальными евреями. Одно из первых моих воспоминаний – поднимающиеся рано утром родители и долгое время молящиеся. Даже в холодные зимние дни они благочестиво исполняли этот ритуал, прежде чем разжечь печи. Они были религиозными и богобоязненными людьми.

 

С пяти до пятнадцати лет я учился в еврейской школе в атмосфере ортодоксального иудаизма. Главным предметом изучения были пять книг Моисея. Далее я учился в классической гимназии, а затем пошёл работать на должность служащего в конторе. В то время мои друзья тянули меня к греховным радостям мира и, хотя я посещал синагогу и читал иудейские молитвы на шабат, я отошел от веры моих отцов.

 

Решение родителей отправить меня в Америку для продолжения классического образования привело меня в Колледж еврейского союза в Цинцинатти, Огайо. Я окончил его через семь лет, получив степень бакалавра по еврейской литературе, а спустя четыре года получил степень доктора. Мы изучали Ветхий Завет, переводили его с иврита, проходили историю еврейского народа с древних времен до наших дней и учили устные предания.

 

После окончания курса раввинов нас торжественно посвятили в духовный сан и определили на должности. Моё первое назначение было в Дейтон, Огайо, где я пробыл раввином десять лет и завел много друзей, любовь которых я чрезвычайно ценю. По пятницам я выступал по социальным и экономическим вопросам, говорил о монотеизме, этической культуре, системе моральных ценностей евреев и т.д. По утрам в субботу я проповедовал из отрывков Пятикнижия и по соответствующим отрывкам из пророков. А по воскресеньям я вел занятия в воскресной школе, с восьми утра до пяти вечера с часовым перерывом на обед.

 

В 1895 году в христианской церкви в Дейтоне проводились встречи с пасторами различных вероисповеданий, которые рассказывали о своей религии. Гордо стоял я пред слушателями, исповедующими христианство, и говорил, что, будучи евреем, я не верю во Христа как Мессию и Спасителя. Я восхищался реформистским иудаизмом, не признающим необходимости искупительной жертвы за грех, – религиозной этики, которая успокаивала угрызения совести посредством самодовольной праведности. Среди присутствующих сидела пожилая скромная женщина, благочестивая христианка, она была глубоко взволнована услышанным. "О Боже, – взмолилась она, – дай доктору Вертхаймеру осознать свою острую необходимость в Спасителе, Которого он так хвастливо отвергает. Если нужно, доведи его до самой глубины, чтобы он смог познать необходимость в нашем Господе Иисусе Христе".

 

Какие неведомые силы были приведены в действие в результате крика души этой незнакомой женщины! Я был вполне доволен жизнью тогда: имел молодую, привлекательную и образованную жену, был раввином в синагоге Бэнай Ешорум, имел прекрасный дом, приличный доход, занимал видное место в обществе, стал почётным членом в министерской ассоциации, был членом "современного клуба", служил капелланом в масонской ложе, успешно выступал в женских клубах, школах, гражданских организациях и т.д. Если бы вы посетили мою библиотеку в то время, то обнаружили бы обширный материал для чтения. У меня были все книги Боба Ингерсолла, которые я прочел, а впоследствии переписывался с автором. Меня часто приглашали выступать в различные церкви города. Я был доволен жизнью! Мы с женой наслаждались музыкой, содержали большой дом с двумя слугами и имели чудесного сынишку и дочь Розу.

 

И вдруг все изменилось…! Моя жена серьезно заболела и, несмотря на усилия врачей и многих специалистов, умерла, оставив меня безутешным вдовцом с двумя маленькими детьми. После похорон я отдал Розу на попечение моей тещи, дал объявление о поисках домохозяйки для меня и для мальчика и чувствовал себя самым несчастным человеком. Я не мог спать, бродил по улицам, стараясь забыть всю горечь и избавиться от пустоты в сердце и жизни. Мечты об успешной карьере и безмятежной семейной жизни исчезли. Где найти покой и утешение? Небеса! Тогда я воззвал к Богу моих отцов. Как же я, раввин, мог произносить слова утешения другим, когда моя собственная печаль доводила меня до отчаяния. Я изучал спиритизм, но пришел к выводу, что это полнейшее заблуждение. Я посещал собрания, читал литературу теософии и "христианской науки" только для того, чтобы убедиться в том, что она пуста и бесполезна. Мои переживания можно было сравнить с переживанием Иова, когда он воскликнул: "Дни мои бегут скорее челнока и кончаются без надежды" (Иов 7:6). Завершался десятый год моей работы раввином. Я решил не дожидаться переизбрания и уволился. Мне хотелось поразмыслить кое над чем. Я хотел узнать, где дух и душа той, кто была таким одаренным пианистом, придавала жизни очарование, кто сделала мое существование таким сладостным? Что стало со всеми способностями, намерениями и целями этого активного и тонкого ума? Я обратился за помощью к своей Библии.

 

Я изучал иудаизм, но он не ответил на мои вопросы, не утолил моего страстного желания сердца. Затем я начал читать Новый Завет, сравнивая его с Ветхим Заветом. Было прочитано много отрывков, которые приходилось взвешивать, и над которыми я много размышлял. Но особое впечатление на меня произвела 53 глава Исаии, 11 стих, последний пункт: "…чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих, и грехи их на Себе понесет". Подобное обращение: "Праведник, Раб Мой" – было единственным в Библии. Больше оно нигде в Библии не встречалось. Мы имеем: "Давид, Раб Мой", "Исаия, Раб Мой", "Даниил, Раб Мой", а здесь "Праведник, Раб Мой" Тогда я спросил себя: "Кто этот Праведник, Раб Мой? К кому относится пророчество?". Я доказывал: "Кто бы ни был этот Праведный Раб Иеговы, в одном я уверен: Он не Израиль, потому что пророчество считает Израиль греховной нацией, народом, обремененным беззаконием, прокаженным. Праведным Рабом Иеговы должен быть Тот, Кто Свят. Если это не Израиль, то Кто же?" Я решил, что, может быть, это Исаия. Но в 6 главе Исаии я обнаружил, что пророчество не может касаться его, т.к. Он сам признается в том, что он грешен и с нечистыми устами. "Праведник, Раб Мой". Кто бы это мог быть?

 

Затем я вновь начал изучать контекст 53 главы. У Исаии в 50 главе, 6 стихе обнаружил: "Я предал хребет мой биющим". Размышлял я таким образом: Кто отдал хребет свой биющим? В начале главы говорится: "Так говорит Господь (Иегова)". Иегова единственный, Кто говорит в главе. Иегова предал Свой хребет биющим? Был ли хребет у Господа? Когда и почему Его били? Кто бил? Дальше я прочел: "…предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим". А потом еще: "…лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания". Что это всё означало? С кем так плохо обращались? Когда? Почему? Был ли наделен Иегова всеми этими человеческими качествами? Я всё больше и больше изучал различные пророческие высказывания. В Псалме 109:1 написано: "Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих". Здесь сам Давид, говоря о своем семени, называет Его "Господом"? Как Он вознесся туда? Почему Бог специально не называл Его по имени? Почему Он не говорил просто к израильтянам, чтобы каждый еврей смог Его понять?

 

В замешательстве я решил начать с первой главы Исаии и прочел все от корки до корки. Но остановился на 9 главе: "Ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира". Это было самым непостижимым!

 

Я предстал перед учением Троицы. У нас, евреев, есть популярное монотеистическое утверждение: "Шма Исраэль, Адонай, Элохейну, Адонай Ехад". Слово "Ехад" означает "один". Именно на этом слове зиждется и основывается доктрина единства Иеговы, философия иудаизма. Столетиями учили, что слово "Ехад" означает абсолютное единство. Теперь я не мог этому поверить. Мое учение было неверным! Я начал изучать слово "Ехад" и обнаружил, что оно означало не абсолютное единство, а составное единство. Позвольте мне проиллюстрировать: Адам и Ева стали единой плотью. На иврите слово единая плоть – "Басар Ехад"  – составное единство. Моисей отправил 12 соглядатаев в Ханаан, и они вернулись, неся виноградную ветвь (Числа 13). Это ветвь винограда называется на иврите "Эшколь-Ехад". С сотней виноградин на ветке она не может составлять абсолютное единство, но названа "одна гроздь", "ветвь". Злобность Вениаминитян проявилась при Гиахе, они презрели Иегову, Его имя и Его сущность (Судей 20). Другие племена были возмущены и "весь народ поднялся, как один". Вот на что я хочу обратить ваше внимание: в то время народ Израиля, кроме Вениаминитян, составлял 400.000 воинов, и они были "связаны друг с другом воедино", (на иврите "Иш Ехад"). Здесь снова составное единство: тысячи действовали как один! Эти и другие отрывки из Священного Писания убедительно показали, что "Ехад" не может быть абсолютным единством.

 

Господь явил Себя Аврааму как Всемогущий Бог (Эль Шадай). Первая буква этого слова Шин; три штриха объединены в одну. Эта буква есть на филактериях и на косяках дверей. Евреи всегда использовали эту букву как символ Божества, т.к. она (буква) имеет три звука (по одному на каждый лик в Троице), объединенных воедино, чтобы показать единство.

 

Но меня беспокоил другой вопрос: если Тот, Кто был распят на кресте, действительно стал воплощением Иеговы, тогда Кто же был на Небесах? Я обратился к 18 главе Бытия. Пред Авраамом явились три мужа: два ангела и Третий, к Которому он обращался 14 раз как к Иегове. Затем двое ушли, а Третий сказал Аврааму: "…утаю ли Я от Авраама, что хочу делать! Вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма. Сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю. И обратились мужи оттуда и пошли в Содом. Авраам же еще стоял пред лицем Господа". Авраам вступился за них, и пошел Господь, а Авраам возвратился домой. Здесь есть один пункт: мы находим Иегову проверяющим состояние нравственности и морали Содома и Гоморры и отказывающим пощадить их, потому что вряд ли там можно было отыскать даже десять праведников. Но в 19 главе мы имеем такое утверждение: "И пролил Иегова на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Иеговы с неба". Как и почему могли оказаться два Иеговы: Один, ходящий по улицам Содома, и Другой, сидящий на Небесах? Это должен быть Один, Вездесущий Иегова! Тогда, если бы это было так, Он мог одновременно быть и на Небесах и Иисусом на кресте.

 

Затем следовала другая проблема: "Почему имя Иисуса никогда не упоминалось в Священных Писаниях на иврите?" Я изучал этот вопрос. Представьте мое изумление, когда я обнаружил, что за 275 лет до рождения Христа король Птолемей Филадельфус созвал мужей из Эрец Исраэля и приказал им перевести древнееврейские Писания на греческий язык. Сначала они взяли Пятикнижие, и когда они дошли до имени "Иешуа", то перевели его как "Иисус", написанный с циркумфлексией над ним, чтобы показать влияние древнееврейского языка, которое нельзя выразить на греческом. Когда Иисус Навин отправился в Ханаан вместе с другими одиннадцатью соглядатаями, его называли "Иегошуа" (Иегова – это Спаситель). Вот что обозначает слово "Иисус".

 

Больше оставаться в своем неверии я не мог: я был убежден в истинности Господа Иисуса Христа. И вскричал: "Господи, я верю, что Ты – Иисус Христос, Который уплатил за меня. Я верю, что Иисус умер за меня! Я верю, что Ты позаботился обо мне! Я верю, что у Тебя и способности и сила! С этого момента я публично признаю Иешуа своим Спасителем и Господом!" Таким образом, спустя месяцы исканий, я убедился, что Иисус был праведным рабом Иеговы (Иегова цидкейну) «Господь – наша праведность».

 

30 марта 1904 года я признал публично мою веру в Мессию перед собранием верующих христиан в Центральной Баптистской Церкви. Получив разрешение проповедовать, двери стали открываться передо мной. Меня уговорили вступить в Баптистскую Семинарию в Лоусвиле, Кентукки, которую я окончил через год. Мистер Айсенбарген по моей просьбе созвал консилиум Дейтонского объединения служителей и 35 баптистских пасторов, собранных в Центральной Церкви, задавали мне вопросы, относящиеся моей веры и учению. В тот вечер я был рукоположен и свое первое служение я получил в городе Ада, Огайо, где я прослужил пастором пять лет. Оттуда Миссия Нового Завета в Питсбурге, основателем и директором которой много лет был Морис Рубен, пригласила меня быть их пастором-евангелистом. Через два с половиной года этого служения, я был уверен, что Бог призывает меня проповедовать Евангелие Евреям и язычникам, полагаясь на Господа в восполнении финансовых нужд моей семьи. В 1913 мы вернулись в Аду к тому собранию, пастором которого я был на протяжении пяти лет, и которое было очень дорого нашему сердцу.

 

Я стал преподавать Библию, и Господь всегда был со мной. Если бы я записал все проявления Его доброты и милости, на это не хватило бы и книги: критические ситуации, публикации моих книг, удовлетворение всех наших потребностей, нужд. Он неустанно заботился и поддерживал нас. Во Христе я нашел единственное утешение в печали.

 

Будучи раввином, я стремился давать лишенным надежды опору. Но как я мог давать то, чего не имел сам? Я давал сострадание и сочувствие, но во время глубокой скорби и трагедии, сострадание – слабое утешение. Но какими убедительными и чудесными являются слова Господа нашего Иисуса для убитых горем: "Я есмь воскресение и жизнь. Верующий в Меня, если и умрет, оживет, и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек". И снова: "Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в пославшего Меня имеет (владеет уже сейчас) жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь".

 

Существует только одна вечная жизнь, только один источник вечной жизни – это Сын Божий. Какую великую и чудесную миссию мы, спасенные Им, должны выполнить сегодня! Какое великое и чудесное послание нам, спасенным Им, доверили передать сегодня!

 

Автор РАВВИН МАКС ВЕРТХАЙМЕР   

 

Макс Вертхаймер написал ряд книг, самые известные среди которых: «Сатана», «Почему я оставил христианскую науку» и «От раввинизма к Христу: История моей жизни».

Чтобы прочитать английское издание «От раввинизма к Христу: История моей жизни» Макса Вертхаймера онлайн, нажмите ЗДЕСЬ: