РАВВИН ЧАРЛЬЗ ФРЕШМАН

Freshman, Charles 1819-1875РАВВИН ЧАРЛЬЗ ФРЕШМАН  

(1819-1875)

 

Чарльз Фрешман родился в Миклоше (Липтовски Микулас) в городке, расположенном на берегу реки Вааг в Венгрии (ныне Словакии). Он был старшим из тринадцати детей. Родители его были строгими приверженцами иудаизма, поэтому все религиозное воспитание Чарльза было крайне требовательным.

 

Чарльз Фрешман делал большие успехи и в возрасте восьми лет мог хорошо читать на иврите и переводил каждое слово без затруднений, редко пользуясь словарём. Поскольку от природы он был очень честолюбивым и гордым, его ум полностью захватило решение стать раввином, не обычным раввином, которого можно встретить каждый день, но великим раввином, подобно тем, которые обессмертили свои имена и запечатлели свои мысли на страницах Талмуда. Подогреваемый этим желанием, он изучал Талмуд день и ночь и вскоре стал таким опытным в этом, что мог помогать своим соученикам и таким образом зарабатывать немного денег для себя.

 

Когда ему было одиннадцать, его обожали за поразительные знания и его явную набожность. Он привык читать и молиться главным образом тайно, постился очень часто и был очень строг и до щепетильности точен в исполнении религиозных служений. Но, увы! Он был слишком горд и самонадеян, считая, что знает больше, чем сам учитель.

 

Его отец потерпел неудачу в делах и потерял всё. В доме едва ли нашлось достаточно хлеба, чтобы удовлетворить потребности большой семьи. Чарльз снова пошёл в школу и готовился к бар-мицве под руководством частного учителя. Но, увы! Когда пришло время бар-мицвы, отец был беден и не мог дать достаточно денег на покупку филактерий и красивой одежды. Гордый мальчик чувствовал себя чрезвычайно униженным и решил оставить дом отца и поступить в одно иудейское теологическое заведение в отдалённом городе. Имея всего лишь несколько центов в своём распоряжении, мальчик попрощался с родителями и домом, и один отправился в большой мир.

 

После многих трудностей он добрался до города Намерсдоф, где был доброжелательно принят раввинами и после тщательной проверки был допущен в студенты Талмудской школы. Возможности новых студентов были ограниченными, и он часто голодал, но был сравнительно счастлив и прилежно учился. Но и там он не мог получить филактерии и посвящение. Отсюда он решил пойти в Польшу, где был знаменитый колледж обучения Евреев. Так он начал свое путешествие в намерении поступить в великий Еврейский Колледж в Холлешане, Моравии.

 

После утомительного пятидневного путешествия пешком, он прибыл в Холлешан (Холесов, Чешская республика) и сразу стал студентом колледжа. Здесь он учился более двух лет, получая почетные знаки отличия как студент, потом он решил отправиться в большой город Прагу, чтобы завершить свое раввинское образование. Во время учебы он опять ощутил на себе всю тяжесть трудных времён, но упорно продолжал учиться пять лет, до тех пор, пока его образование не было законченным. Он тщательно изучил иврит и еврейскую литературу, а также приобрёл хорошие знания по языкам, истории, философии и естественным наукам. Он получил свой диплом и другие удостоверения наивысшего уровня и вернулся домой более гордым, чем когда-либо, потому что он теперь был раввином и, по его собственной оценке, раввином не последнего значения.

 

Вместо того, чтобы заняться поисками прихожан, он занялся поисками жены, которую вскоре и нашёл. Он женился, когда ему было 23 года. Более года молодая пара прожила у богатых родителей жены, затем, вместо того, чтобы искать прихожан, он попробовал завести дело. Дважды он потерпел неудачу и, несмотря на то, что изредка он всё-таки совершал богослужения как раввин в небольшой синагоге, он вынужден был уехать из своей родной страны в Новый Свет. Он приехал в Канаду в сопровождении жены и пятерых детей. Доктор Де Сола, раввин португальской общины в Монреале, очень настойчиво рекомендовал молодому венгерскому раввину собрание в Квебеке, и вскоре после прибытия в Новый Свет Чарльз Фрешман был официально введён в должность раввина иудейской общины в Квебеке. Он сразу начал изучать английский язык, который, тем не менее, давался ему с трудом.

 

Собрание, в котором г-н. Фрешман теперь служил, состояло из евреев различного происхождения, в основном, немецкого и английского. Он обычно совершал богослужения на иврите и на немецком языке и только после длительного общения с людьми он совершил первую службу на английском языке. Эти евреи очень мало почитали субботний день. Многие из них посещали служения в синагоге и сразу после этого отправлялись на работу или искали, где бы поразвлечься. Раввин, строгий ортодокс, ужасался такому отсутствию набожности и пытался увещевать многих из них, сурово упрекая за их поведение, но к сожалению не имел никакого влияния на них.

 

Постепенно Дух Божий начал работу в уме раввина. Часто, когда ему приходилось проходить по улицам и видеть множество прихожан, толпящихся у различных христианских храмов или возвращающихся после богослужений, его ум был занят мыслями о них. Один раз он подумал: "Какая жалось, что такое множество людей так легковерно принимает ложь и богохульно поклоняется плохому человеку". Но потом он снова размышлял: " Среди них ведь есть люди умные, образованные, люди, глубоко знающие природу человека, люди, у которых есть Ветхий Завет, как и у меня, люди, которые привыкли сопоставлять свои доводы и суждения с делами, и люди, которые, я уверен, не могут безоговорочно доверять христианской религии, не имея на то прочных оснований. А что, если я изучил только одну сторону проблемы? А что, если в конце концов они правы, а я ошибаюсь?" Подобные мысли он обычно отгонял без особых усилий, как дьявольское искушение, но они часто снова приходили независимо от него самого. Однажды, после проповеди в общине о возрождении народа израильского, его ум особенно омрачился, и он почувствовал, что сам не до конца верит тому, что сказал людям. В состоянии неудовлетворенности и растерянности он подошёл к своему письменному столу и осторожно открыл его, содрогаясь так, как будто бы собирался совершить большое преступление.

 

В его столе было спрятано аккуратно переплетённое издание Ветхого и Нового Завета. Много лет тому назад, во время своего последнего пребывания в Венгрии, миссионер-еврей из Шотландской церкви встретился с раввином и уговорил его купить книгу. Он никогда в неё не заглядывал. Когда он приехал в Квебек и распаковал свои книги, он обнаружил среди них эту Библию, которую, как полагал, оставил в Венгрии. Он взял и спрятал её среди личных бумаг, чтобы ни его жена, ни его дети, ни кто-либо из его собрания не обнаружил, что у него есть такая книга. Он чувствовал себя виноватым в том, что не уничтожил её сразу, но, несомненно, Сам Бог управлял им, когда он сохранил её, чтобы осуществить Свой замысел до конца. Поэтому сейчас, в часы сильнейшего беспокойства и сомнения, взял Библию и пошёл в свою библиотеку, надёжно закрыв за собой дверь. Устроившись так, чтобы его не прерывали и не беспокоили, он открыл Новый Завет и поспешно прочел несколько страниц. Через очень короткое время он отбросил книгу с отвращением, восклицая: "Не может быть!" Вскоре, однако, он взял книгу снова, почитал немного и снова отбросил её. Так продолжалось около часа. В конце концов, он пришёл в такое волнение, что, взяв книгу и принявшись читать в очередной раз, он швырнул её на пол с такой силой, что несколько листов оторвались. Через мгновение его охватило раскаяние и, собрав утерянные листы и вставив их на соответствующие места, он отнёс книгу на прежнее место и закрыл её, твердо решив никогда не заглядывать в неё снова.

 

Наступил вечер, но он был так взволнован, что едва ли мог выполнять свои обычные обязанности в синагоге. Последовала бессонная ночь, затем следующий день, полный тревожных мыслей и растерянности и, наконец, твёрдое решение тщательно изучить пророков, особенно тех, которые упоминают о приходе Мессии. Во время этого занятия раввин из Иерусалима посетил раввина Фрешмана, который сразу ухватился за возможность спросить учёного человека обо всём, что касается их Мессии. Бедный раввин из Иерусалима не мог ответить на вопросы, и раввин Фрешман стал серьёзно думать, что что-то было не так с верой иудеев, и что христиане могли быть правы. Он даже начал высказывать свои мысли вслух некоторым членам своей общины, и он читал Новый Завет с огромным вниманием, несмотря на все свои прежние решения. Благочестивый сосед-христианин мистер Хинтон проводил часы с любознательным евреем в разговорах на религиозные темы, но свет так и ни сходил. День и ночь он исследовал Библию, но уверенность не приходила. Его разрывали сомнения, он уже не верил до конца иудейской религии, но также не был убеждён в правоте христианства. Он хотел отказаться от своего раввинства, но его добрая жена была совершенно против этого, говоря: "Я никогда не стану христианкой".

 

Приближалась иудейская Пасха, и равви Фрешман должен был подготовить специальную проповедь по этому случаю. Текст, который он выбрал, был Бытие 49:10. Во время написания проповеди сомнения так одолели его, что он решил не произносить её. Он позвал свою жену и сказал ей, что верит в Иисуса, как Мессию. Она стала горько рыдать, и старшие дети, узнав, в чём дело, присоединились к своей матери. В доме стоял плач и рыдания, сам равви тоже рыдал. Будучи не в силах выносить вид страданий, которые он навлёк на свою семью, Фрешман покинул дом и отправился в уединённое место за бараками Квебека. Не имея свидетелей своего горя и своих душевных мук, он бросился на землю и громко заплакал, обращаясь к Богу. Но облегчение не приходило, и с тяжёлым сердцем он вернулся домой. Не говоря ни слова своей всё ещё рыдающей семье, он пошёл в спальню, где опять молился и читал Библию. Он проснулся с твёрдым намерением уйти в отставку, но ему не хватило мужества, и он снова отложил это.

 

В конце концов, за день до Пасхи, он в очередной раз молитвенно размышлял над книгой Бытие 49:10, затем читал Исаию 53, и внезапно совершенно уверился в том, что Иисус и есть ожидаемый Мессия. Без дальнейших колебаний он написал заявление о своей отставке и послал его председателю своего собрания.

 

Но теперь гроза обрушилась на него со всей своей яростью. Его жена и дети хотели праздновать Пасху как обычно, тогда как у него не было желания участвовать в праздновании. Иудеи объявили, что равви сошёл с ума и был опасен, и уговаривали его жену и детей бросить его. Его друзья покинули его и избегали. И история о том, что он якобы получил десять тысяч долларов за отречение от веры, передавалась из уст в уста. Но хуже всего было то, что для самого мистера Фрешмана ещё не всё прояснилось. Он верил в Иисуса, как в Мессию, но не знал ничего об оправдании или спасении по вере, он не имел ясного представления о своём положении грешника в глазах Бога, а также о необходимости измениться сердцем. Он был обращён умом, но не сердцем. Много служителей и членов семей Квебека призывали его, но темнота не прекращалась.

 

В таком состоянии он пребывал несколько недель. Он вновь более старательно стал изучать Библию, посещать церкви разных деноминаций и молитвенно искать Господа всем своим сердцем.

 

Однажды ночью он горячо молился Богу, дойдя до величайшей агонии, когда увидел себя потерянным грешником, заслуживающим проклятия и забвения. В полном отчаянии он вскричал:" Боже, спаси меня или я погиб". И в тот же момент тьма рассеялась, и груз свалился с его плеч. Мольба уступила место хвале и удивительная перемена произошла в его душе. Он родился свыше.

 

Мистер Фрешман сразу же стал свидетельствовать другим о том, что сделал Бог для его души. Он начал со своей собственной семьи. Его жена, хоть и медлила поверить, все же согласилась сопровождать его в церковь. После изучения Нового Завета в церкви и другие члены его семьи тоже пришли к вере в Иисуса Мессию. 

 

Раввин Чарльз Фрешман, его жена и семеро детей, были крещены в Уэслианской Методической Церкви в Квебеке. При этом присутствовали служители других деноминаций, которые с радостью участвовали в этом акте веры, который был засвидетельствован громадным собранием христиан и некоторыми членами еврейской общины, где Раввин Фрешман служил три года до своего крещения.

 

Поработав лектором по еврейским вопросам какое-то время, его назначили проповедником Уэслинской Методической Церкви среди немцев в Канаде. Он верно служил Христу до самой смерти. Общины, которые были организованы в основном благодаря его усилиям, были расположены в Гамильтоне, Онтарио и окрестностях. Многие души были приведены к Христу благодаря его усилиям, среди них было много евреев.

 

Слава Израиля.

Прочесть другие свидетельства раввинов

Чтобы прочитать полную автобиографию раввина Фрешмана онлайн, нажмите ЗДЕСЬ: